?

Log in

maxnechitaylov [entries|archive|friends|userinfo]
maxnechitaylov

[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

(no subject) [Dec. 20th, 2020|02:39 pm]
maxnechitaylov
Сделаю-ка хоть одну запись, что ли. Вдруг понадобится написать кому.
link155 comments|post comment

На тему очередного псевдоисторического фильма... [Jan. 17th, 2017|06:03 pm]
maxnechitaylov
[Tags|]

Оригинал взят у bigfatcat19 в Зе Арт оф "Хуикинг"
Пока обед - обещанная бомба. Как мы знаем, любая работа над чем-то визуальным начинается с концепт-артов. Не важно, что вы собираетесь запилить: фильм, компутерную игру, набор фигурок - сперва всегда ищут художника, вытаскивают его из уютного пахучего логова, где он кушает джанкфуд, пьет пивасик и гоняет на порнографию, и усаживают ленивого гада выдавать годноту. Художник, конечно, огрызается, верещит, кусается и царапается, но потом принюхивается и начинает творить великое. Чем охуенней художник, тем больше будет огромный член, которыми ваш проект порвет все и вся и принесет вам кучу бабок. Мастер карандаша и кисти (сейчас - планшета) определяет, как будут выглядеть персонажи. Художник создает мир: пейзажи, города, климат. Вместе с режиссером этот удивительный человек первым визуализирует основные сцены проекта. Он способен преобразовать нечленораздельное мычание режиссера: "Ну, типа, тут вот так захуярь, чтобы это, как его, ну такой ваще чтобы!" Настоящий художник, выслушав этот нечленораздельный бред, садится за свое рабочее место и выдает такое, что вся шобла, от режиссера до дизайнера, молча смотрит, а потом выдает благоговейное: "Заебись!" Концепты хороших художников представляют собой отдельное произведение искусства, и их, зачастую, издают отдельными альбомами. У меня таких есть два, по фоллычу, наверное еще по Скуриму куплю, потому что Скурим - это тоже хорошо. Вот примеры концепт-артов профессиональных западных художников:

"Отсоси у Тракториста 300":

JySEwry

Read more...Collapse )
link6 comments|post comment

Это же просто прекрасно! [Jan. 13th, 2017|06:13 pm]
maxnechitaylov
[Tags|]

Из объяснений неудачи при Трафальгаре:

"Столь низкая подготовка и позорная психологическая стойкость французских экипажей объясняется просто - революция изгнала дворян - цвет французской нации. А без дворян - армия того времени просто толпа. Ведь солдат тех лет - неграмотный и забитый субъект. И только под чутким руководством превосходящих его по всем статьям аристократов он хоть на что то способен" (с)

"Нет никаких сомнений в физическом, моральном и умственном превосходстве дворян над чернью. Одни недалеко ушли от троглодитов, а другие с детства учатся и тренируются всякому - ну и ясно, это фактически разные породы людей" (с)
link14 comments|post comment

Кружева и сталь - VI [Jan. 10th, 2017|07:55 pm]
maxnechitaylov
Оригинал взят у birserg_1977 в Кружева и сталь - VI, самореклама
Оригинал взят у mos_art в Кружева и сталь - VI, самореклама

        Очередной том книги вышел (нужно тщательно избегать неправильной терминологии) кусок рукописи распечатан, сброшюрован и предлагается вашему вниманию.В нём в почти в полтора раза больше знаков, чем в предыдущем, что потребовало сапогом уминать вёрстку, чтобы пухлая тетрадь осталась в приемлемых габаритах. Номер содержит всего три статьи — похоже, автор стал тяготеть к укрупнённым формам, учитывая, что одна из них это завершающая часть обзора шведских военных усилий в Семилетнюю войну.

Померанская война. Часть III
Когда начался этот сериал, я уже и не помню (кажется, при Мурате Якине), равно и содержания предыдущих серий. Неяркое северное лето сменяется позёмкой над равнинами Померании, а фигурки в сине-жёлтых мундирах ползают на пятачке вокруг Штеттина, постепенно теряя последние надежды на славное завершение войны, теряя своих генералов (по самой оригинальной причине), деньги и остатки реноме, завоёванного безумно-героическими предками. С другой стороны мы видим спазматические усилия горстки прусских людей загнать шведов обратно под Штральзунд, становящиеся год от года всё менее и менее многолюдными, но не менее яростными и жестокими. В заключительной части мы уделили больше внимания творящимся за спинами солдат процессам и движениям, чтобы показать простую, но не всегда осознаваемую без непосредственного опыта вещь: конфликт, каким бы лёгким, ограниченным и контролируемым он не казался в начале, всегда есть непредсказуемое действо, и даже к беспроигрышно-безвыигрышному выходу из него часто надо долго вслепую продираться сквозь ужас и кошмар.

Мекленбург в Семилетнюю войну
"Так, что там у нас с Мекленбургом? На чьей он стороне был?" — полагаю, такова первая реакция читателя на заголовок статьи. История эта началась под Новый Год-1757 как авантюрная комедия. Проныра из пьес Карло Гольдони (благоразумно пережидавшего Семилетнюю войну в нейтральной Венеции), напялив парик, чулки и мушку "Дерзкий" отправился плести интригу, которая могла бы ему принести немного денежек. Но слуга двух господ из тёплой ламповой оперы-буфф сразу же обнаружил себя выкинутым из самолёта морозной ночью на десятикилометровой высоте. Рука хлещет по плечу и груди в поисках кольца парашюта — а его французы, на которых возлагалось столько надежд, ещё не изобрели, лет через двадать только появится. Статья вышла, признаюсь, несколько однообразной и состоит из повторяющихся криков АААААА!!...АААААААААА!...ААААА!!, отличающихся лишь тоном из за доплеровского смещения частоты при постоянно убыстряющемся падении. Со шведской трилогией её роднит несформулированная автором мысль, что любой конфликт всегда трудно предсказуем, но если во врагах оказался Фридрих II, то в одном можно быть уверенным  — будет больно.

Мемуары капитана Пикардийского полка Жака де Больё
Перевод с французского С. Доля. Или "пер. с фр." Или вообще не упоминать об этом — и так понятно, что это, кем и с какого языка переведено. Но во мне, извините, всё восстаёт против такого подхода: это у центрполиграфов "пер.", а у меня процесс занял три года и невосстановимое количество нервных клеток. Об авторе записок не буду здесь распространяться — это обычный офицер той армии, командир роты, вышедший на войну в 1757 году и вернувшийся в 1762-м. О его военных дорогах также умолчим — по жанру это  п о х о ж д е н и е,  а значит надо сохранять для читателя интригу, что же будет там за поворотом и очередным гессенским холмом. Спойлер: нашего капитана гессенско-ганноверские канальи не убьют, хотя однажды были близки к тому. Сочинение уникально (да, других мемуаров "полевых командиров" французской Семилетней войны не существует) и его, безусловно, надо читать и перечитывать, а когда привыкнешь к оборотам и ритму повествования автора, то и получать удовольствие.

Сочинение пришло к нам затейливым путём.
[можно не читать]
В 1914 году один авиньонский нотариус, дальний потомок Жака де Больё, представил его рукопись историку маркизу де Вогюэ, предки которого там упоминаются. Рукопись датируется 1788 годом и представляет собой не более чем черновые наброски. Яркие эпизоды, сохранившиеся в памяти мемуариста, чередуются с довольно значительными лакунами. Язык произведения чудовищен.Он не просто архаичен и принадлежит не обучавшемуся бель-леттристике отставному военному «в годах». Рукопись никем не правилась, она содержит ряд повторяющихся и просто странных мест, которые, несомненно, были бы подчищены либо редактором, либо самим автором, если бы над ней продолжилась работа (а таковая по непонятным причинам была отставлена, хотя мсье Больё прожил ещё очень долго). Первопубликаторы не стали заниматься шлифовкой произведения, выпустив его в сыром виде (sans corriger), лишь грубо сколотив особо перекособоченные пассажи, сокрушаясь, что мемуар est incorrect, souvent confus, parfois incoherent. Книга вышла в Париже в 1915 году, не произвела впечатления на широкую публику и была, в общем, вскоре забыта: не встречал я из неё цитат или к ней отсылок.

Несколько лет назад книгу оцифровали и выложили в открытый доступ, где я и наткнулся на неё по нескольким маркерным словами (Брольи, Минден и т.пр.). К моему удивлению, машинный переводчик текст не схавал, абсолютно, выплюнув нечитаемую кашу с крупными костями непереведённых слов и фраз. Считается, что французский язык довольно давно закостенел (в отличие от русского) и тексты XVIII века читаются влёт. Возможно — если их писал Вольтер и потом издатели/редакторы подновляли из века в век. Тут же мы имеем кусок сырой чавкающей плоти, до боли напоминающей сочинение нашего ветерана Семилетки инженера М. А. Муравьёва (подрагиваю от ужасочка, как представлю слависта где-нибудь в Бостоне, возжелавшего перевести его на английский). В общем, имея едва 1/3 переведённых гуглями-промтами слов (они, в свою очередь, образуют несвязное крошево) понять ничего нельзя было — кроме того, что материал с огромным потенциалом, ибо тут есть не только размышления о большой стратегии (это самая слабая сторона работы), но и пот, пыль, дым, кровь, водочка и слёзы простого солдата великой и уже забытой в самой Франции войны.

Вариант нанять девочку-переводчика за разумный прайс рассматривался, я даже хотел пойти к вам с кружкой за подаянием — но был по раздумию отвергнут. В чём заключается комический эффект знаменитых центрполиграфовских переводов? В том, что читатель, даже при минимальной подготовке и вовлечённости в тему понимает, КАК надо было перевести, ЧТО там подразумевалось в оригинальном тексте. Я же, получив готовый "девачковый" перевод, не смогу даже понять, где и почему она накосячила (а с ВИ-текстом 18 века это неизбежно). Пришлось поступить на курсы "Французского института" на Солянке и полгода нарабатывать базовые знания и умения парлевать в забавной компании (осетин-программист, желающий свалить в Канаду и секретарша из франко-российской компании, отправленная "на язык" работодателем). Это обучение, конечно, не сделало меня знающим французский человеком, но хотя бы стало понятно, что у галлов где лежит и что за чем следует. Потом два года переводил по три-пять строчек, утром, до момента начала головных болей. Сначала с бормочущего дедовского на старофранцузский, со старофранцузского на классический, оттуда на корявый подстрочник на русском и потом обработка напильником в читабельный вид (после чего текст приводил к литературным нормам мой редактор Павел Анохин, за что ему отдельное спасибо). Мемуаристы, те, которые без выпендрёжных затей, к нашему счастью, в отличие от писателей, не стремятся непременно использовать всю палитру родного языка, поэтому на второй год я приноровился к Жаковскому френчу и уже мог приблизительно угадывать по первым строкам, куда он будет клонить. К тексту этих мемуаров совершенно нельзя относиться как к истории военных действий на Западном фронте, так как автор писал по памяти и его часто заносит. Также и мои комментарии совершеннно не следует воспринимать как поправочные суждения, наставляющие читателя на путь истины, это просто мои заметки на полях, как и иллюстрации. История действий французской армии ещё толком никем не написана и не мне браться за такой проект.

      Приобрести можно будет в ближайшие дни в "Комбуке" и в "Кордегардии", о чём я вас уведомлю дополнительно. Это лидеры книгопродажного рынка, все остальные отсеялись в жестокой эволюционной борьбе. Ярмарка в Олимпийском достала своей непериодичностью работы, помноженной на непредсказуемое появление продавцов (там осталось штук 10 моих "книжек", да и фиг с ними), "Нина" впала в какую-то сонную апатию, с октября месяца вяло обещая расплатиться и заказать отсутствующие позиции, но дело не движется и поныне. В "Циолковский" поднесу 1-2 экземпляра попозже, магазин хороший, но чтобы выбить свои копейки надо сильно постараться. "Фаланстер" отвалился по естественным причинам: марксизм, маоизм, летов и грязная скользская лестница пришли в эстетическое противоречие с рококо, просвещением, фридрихом и кружевами. Я думаю, хе-хе, меня там до поры привечали только по причине декларируемой любви к самиздату (даже видел там какие-то многотомные сборники "Вопросы самиздата"), полагая, что на страницах "КиС" идёт многолетняя непримиримая борьба с властью, истеблишментом, пропаганда панк-музыки и нонкомформистского образа жизни. Потом прочитали, охнули — и дали хорошего пинка, забыв о леваческих доктринальных установках.
linkpost comment

Happy New Year! [Jan. 4th, 2017|01:30 pm]
maxnechitaylov
Оригинал взят у sidorenko_vl в post
link5 comments|post comment

В деревню, в глушь, в Саратов... [Dec. 22nd, 2016|01:26 pm]
maxnechitaylov
[Tags|]



А что необходимо вам?

Но никаких коров и коз заводить не буду!
link8 comments|post comment

А вот за такое в приличном обществе канделябрами бьют [Dec. 7th, 2016|03:46 pm]
maxnechitaylov
Оригинал взят у congregatio в А вот за такое в приличном обществе канделябрами бьют
Перепощиваю, невзирая на свою пропиратскую позицию. Хотя нет, не так: перепощиваю именно из-за своей пропиратской позиции, потому что вот такое и дает в руки сторонникам копирайта еще один козырь, и именно такое бросает, пардон за пафос, тень на всю идею честного пиратства вообще. Пока что такие истории - редкость, и мне совсем не хочется, чтобы они стали нормой.
Вот это и есть тот самый натуральный грабеж автора.

=========

Пишет vitaly_kaplan

Неприятная история про авторское право и пиратство

Есть у меня фэнтезийный роман «Около кота», написанный в 2011 году. Я предлагал его в АСТ и ЭКСМО, но там не взяли, поскольку нестандарт, не вписывался в существующие на тот момент серии. Что ж, ну не судьба. Выкладывать его в общий доступ я, однако же, не стал, поскольку мало ли как потом сложится... вдруг всё-таки удастся его издать на бумаге.

А пока суд да дело, я отдал этот роман в магазин православных электронных книг «Ничего.ру», который создал мой хороший знакомый Дмитрий Семеник. «Около кота» там ни шатко ни валко продаётся и по сей день.

Это была преамбула, а теперь будет амбула. Read more...Collapse )
link3 comments|post comment

Насчет капитана Джона Эльфинстона... [Dec. 4th, 2016|11:21 pm]
maxnechitaylov

На любителя:

Биография из ODNB:

[Биография]
Elphinston, John (1722–1785), naval officer in the Russian service, was the son of Captain John Elphinston RN and Anne Williams. He may have been born at Lopness in the Orkney Islands, from where his family, with its history of seafaring, was descended. Elphinston went to sea in 1739 at seventeen and was made lieutenant in July 1745. On 23 October 1750 he married Amelia (d. 1786), daughter of John Warburton.
During the Seven Years' War Elphinston advanced rapidly. He commanded the fireship Salamander in May 1757, and served under Lord Howe in expeditions against St Malo, Cherbourg, and St Cas. Although taken prisoner at St Cas, he was exchanged and then advanced to captain of the frigate Eurus, in which he served under Sir Charles Saunders and took part in the capture of Quebec in 1760. The next year in the Richmond he destroyed the French frigate Félicité near The Hague. The following spring he carried instructions to the West Indies concerning the expedition against Havana. Elphinston played a vital role when he surveyed the Old Bahama passage, a channel previously thought impassable by the British, and so allowed the invasion fleet to surprise the Spanish. He then assisted Admiral Pocock during the successful siege. Recognizing Elphinston's experience in combined operations, Pocock put him in charge of the transports and afterwards rewarded him with command of the Spanish prize Infante. After the peace he commanded the Firme for three years, until he was placed on half pay.
Although he had established himself as a bold officer with exceptional experience in joint operations Elphinston's career had stalled; but the moment was propitious, for Russia was then aggressively recruiting seasoned British combat officers for its war against Turkey. In May 1769 he accepted a commission as a rear-admiral. Elphinston took charge of a pitiful Baltic squadron and was then ordered to join Vice-Admiral Grigory Spiridov, who was already headed for the Mediterranean with a larger force. Count Aleksey Orlov, a royal favourite, who freely admitted his ignorance of naval matters, was named admiral as Russia launched a campaign in Turkey's home waters.
A fiery and forthright combat veteran, Elphinston was shocked by the state of the Russian navy and did not conceal his disdain for it, alienating himself from superiors and subordinates. Though his difficulties began in Kronstadt, they grew worse at Copenhagen, where he was delayed by the misconduct of his officers, which obliged him to make a damaging late season voyage across the North Sea. At Portsmouth most of the ships underwent repairs before they could proceed. The following spring the various elements of the fleet reached Leghorn where Orlov took command. By then Spiridov and Elphinston had become implacable rivals. Heeding the advice of his flag-captain, the ever-politic Commodore Samuel Greig, Orlov separated his two commanders and assigned Elphinston to an independent squadron.
On reaching the eastern Mediterranean the Russians terrorized Turkish ports and captured Navarino. In mid-May Elphinston learned that fourteen Turkish warships with a large number of transport and supply vessels were off Nauplia preparing for an operation to retake Navarino. He set sail immediately and encountered the Turkish fleet on 27 May. According to his own Authentic Narrative his subordinate commanders disobeyed his order to engage and he fired on them to force compliance. The Ne Tron Menya and the Saratov then put three Turkish vessels out of action but found themselves in jeopardy when the wind changed and threatened to expose them to attack from the Turkish galleys. Aboard the Svyatoslav Elphinston closed immediately, firing explosive shells, which caused great confusion. Intimidated, the Turks retreated into Nauplia harbour. In his narrative Elphinston applauded the bravery of the Russian sailors, writing ‘they fought at their guns like lions’. The next morning Elphinston entered the harbour, exchanged fire with the fortress and then withdrew to a safer distance, where his ships anchored and began a long-range bombardment of the Turkish fleet at its anchorage. After several hours he feared that another unfavourable wind might again expose his ships to a galley attack and he withdrew. Finally realizing their numerical superiority, the Turks left Nauplia and Elphinston joined the Russian fleet. Elphinston had shown himself a daring commander but his squadron was too small to gain a victory. None the less, the action at Nauplia panicked and intimidated the Turks on the eve of Chesma, where they made similar blunders that proved fatal.
On 1 July 1769 the Russians learned that the Turkish fleet was anchored between the island of Chios and the Anatolian coast. The nine Russian warships were opposed by fourteen Turkish ships of the line, several frigates and a host of smaller transports and store ships, totalling nearly 200 vessels. At a war council Elphinston and Spiridov disagreed on tactics and vented their hostility for each other. Elphinston argued that a fresh on-shore breeze would permit him to bring the fleet to attack the weathermost enemy ships, where they could anchor with springs on their cables in order to gain a local superiority. He later wrote that
our nine line of battle ships would have been engaged against only five or six of the enemy, and the rest of their numerous fleet would have been rendered useless, as they could neither come to the assistance of those ships engaged nor attempt to get out of the situation they were in without the greatest danger of running ashore. (Elphinston, Authentic Narrative, 56)
Orlov supported Spiridov's argument for a line attack, which he led, but the tactics he employed resembled those advocated by Elphinston.
The Turks were so situated that only five vessels were able to engage the Russian line as it approached. Leading the way in the Evstafi Spiridov took most of the original fire and was quickly disabled, causing the ship to drift alongside the Turkish flagship Real Mustsafa. After fierce hand-to-hand combat both vessels caught fire and the Evstafi's powder magazine blew up. Although he lost his ship and most of his crew, Spiridov escaped. Elphinston engaged as he had at Nauplia; the panicked Turks blundered once more when they cut their cables and fled into the cramped harbour at Chesma.
After hours of wrangling, the Russians attacked again after midnight with fireships and explosive shells. Commodore Greig brought four ships of the line, three frigates, a bomb-ketch, and four fireships into action. Elphinston, commanding the rest of the fleet, sealed off the harbour. At 1.30 a.m. on 7 July incendiary shells from the Grom ignited the topsails of a Turkish battleship, which exploded and then set two more ships afire. Greig then ordered his fireships to attack and unleashed a conflagration that spread throughout the Turkish fleet. Explosion after explosion destroyed eleven men-of-war, six frigates, and forty-six other vessels. Only one Turkish warship and a few galleys avoided the terrible inferno. On the second day the Turks lost 8000–11,000 men, while the Russians lost only thirteen men and sustained no damage of consequence. The victory was total.
Chesma is often described as Russia's greatest naval battle, a ‘Russian Lepanto’, but it did not provide victory, which was won on land four years later. Although he acknowledged that he had done nothing himself, Orlov was showered with honours; and Spiridov, despite the loss of his ship, was rewarded and honoured and retired soon after the peace. The discreet Greig won promotion to rear-admiral, remained attached to Orlov, and prospered in Russian service, while Elphinston complained indignantly of the depreciation of his role in the victory.
After Chesma, Russia enjoyed a naval superiority in the Aegean which it did not exploit. As an expert in combined operations, Elphinston stridently advocated immediate attack on the Dardanelles to win the straits and then to liberate Constantinople. Savouring the Chesma victory, his cautious superiors chose instead to blockade the Dardanelles and Turkish ports and regarded Elphinston as an annoyance. When his ship ran aground at Lemnos they launched an admiralty inquiry, which cleared him of responsibility. None the less, when Britain withdrew its support for the Russian war effort in 1771 Elphinston left Russian service. After his return from Russia he wrote his Authentic Narrative of the Russian Expedition Against the Turks by Sea and Land (published anonymously). The study, described by Anthony Cross as the ‘Elphinstone version’ of the campaign, has been the subject of argument ever since, as nationalistic Russian historians continue to depreciate his contributions at Chesma and British historians accept his narrative uncritically.
Elphinston was reinstated in the British navy and commanded several ships during the American War of Independence, serving first with Joshua Rowley in the West Indies and then with George Rodney in three actions against France. On conclusion of the war Elphinston's career suffered partly as a result of his outspoken support of the North ministry and the conflict with the American revolutionaries.
Captain Elphinston died on 28 April 1785 and was survived by his wife, six sons, and three daughters. The eldest son, Samuel, rose to captain in the Russian navy, married the daughter of Admiral Cruys, and died in 1789. The second, Thomas, became a captain in the Royal Navy and died in 1812. The third, Howard, distinguished himself as Wellington's commander of engineers during the Peninsular War, was made first baronet Elphinstone of Sowerby in 1816, and was promoted major-general.
RICHARD H. WARNER

Sources   DNB · M. S. Anderson, ‘Great Britain and the Russo-Turkish war of 1768–74’, EngHR, 69 (1954), 39–58 · A. Cross, ‘The Elphinstones in Catherine the Great's navy’, Mariner's Mirror, 48 (1998), 268–77 · L. G. Beskrovnyi, Russkaia armiia i flot v xviii veke (1958) [the Russ. army and the fleet in the eighteenth century] · K. V. Elphinston, The Elphinstones of Blytheswood and Lopness (1925) · [J. Elphinston], An authentic narrative of the Russian expedition against the Turks by sea and land (1772) · V. F. Golovachev, Chesma (1944) · F. S. Krinitsyn, Chesmenskoe srazhenie (1962) [The battle of Chesma] · E. V. Tarle, Chesmenskii boi i pervaia russkaia ekspeditsiia v Arkhipelag, 1769–1774 (1945) [the battle of Chesma and the first Russ. expedition to the Archipelago] · D. Syrett, The Royal Navy in American waters, 1775–1783 (1989) · D. Syrett, The Royal Navy in European waters during the American revolutionary war (1998) · D. Syrett, ed., The siege and capture of Havana, 1762, Navy RS, 114 (1970) · Osmankaia imperiia: problemy vneshnei otnoshenenii s Rossiei, sbornik statei (1996) [The Ottoman empire: problems of foreign relations with Russia, a collection of articles] · M. S. Anderson, ‘Great Britain and the Russian fleet, 1769–70’, Slavonic and East European Review, 31 (1952–3), 148–63
Archives   NA Scot., letter-book, 6D 156/69

Приложением: несколько статей - о роли Великобритании в войне 1768-74 и в русском флоте и о самом Эльфинстоне...

[Ссылка]

https://yadi.sk/d/KxagToPx32DzPN

link2 comments|post comment

Иногда жалею об отмене инквизиции... [Dec. 4th, 2016|10:48 pm]
maxnechitaylov
[Tags|]

Оригинал взят у congregatio в Буква закона

Люди, люди, человеки...
Что ж в головах-то такая каша, а... Одни православие в школы пихают и оскорбляются покемонами, другие запрещают рождественские гирлянды, чтобы не обижать мусульман, тоже поразительно ранимых.

Интересно, каковы перспективы оформления атеизма как религиозного течения, со всеми прилагающимися правами типа права оскорбиться?
link5 comments|post comment

А как дысал, как дысал... [Nov. 21st, 2016|11:24 am]
maxnechitaylov
[Tags|, ]

Всего-то полтора года назад... В компании с еще таким же клоуном-фашиком...
Потом, загубив полноценный и вообще ценный ресурс, сбежал в цирк от истории и начал там корчить из себя любителя гоблинов.
Недолго продержался в зоопарке. Вон
как заговорил с нынешним "собеседником" (тоже широко известным в узких кругах по неграмотности и пропагандируемой им ахинее):
Мне не хотелось этого говорить, но Вы вынудили меня! Фальсификация характеризует Вас как человека, и это не какое-то там нарушение историзма, объективизма или исторической методологии. Вы перешагнули нормы морали, к сожалению
Всплакнулъ :) И это оно еще говорит другим о морали и объективности? :)
link21 comments|post comment

navigation
[ viewing | most recent entries ]
[ go | earlier ]